Вопрос недели

Что Вам особенно запомнилось из Прямой линии с президентом Путиным?

Ответы

Ответить
«У нас ведь тоже полно таких домов»

 

Геннадий Михайлович:

- Был вопрос от женщины из Нягани, где люди живут в вагончиках, построенных в 1970-е годы. Путин ответил, что будет разбираться. Но разбираться с этим должно не государство, а те, кто прибыль от нефти получает. Работяги живут в ужасных условиях, а единицы деньги, благодаря им, лопатой гребут. 

Николай Николаевич:

- Звонила женщина из Ижевска, у которой трое детей, а квартира разваливается - потолок того и гляди рухнет. Детей раскидала: один - дома, другой - у свекрови, третий - в лагере. Как в таком доме жить? Путин сказал, поедет в Ижевск и к ней заедет. А у нас ведь тоже полно таких домов, и никто их не расселяет.

Сергей Борисович:

- Выступление Путина навеяло грустное впечатление. Оно показало, что в России с XYIII века ничего не изменилось. Потому практически всегда проваливаются лучшие проекты, потому одни сидят за мелкие провинности, другие – наворовав миллиарды, как Васильева, например, тихо отсиживаются в своих апартаментах. Так, для блезиру несколько якобы острых вопросов прошло... В общем - грусть-тоска.

Ильгиз:

- Никакой реальной помощи от власти не вижу. Девушка, больная онкологией, отправлена в Москву, но – последняя стадия рака... Раз в год узнают о проблемах, о том, как живет народ, как работают подчиненные. Это говорит о бездействии властей, анархии.

Борис:

- Что, у Путина нет спецслужб, которые сообщают ему о том, что творится в обществе, в стране? Мои товарищи по работе обсудили этот вопрос и решили, что «прямая линия» проходила с целью создать определенное настроение или мнение у россиян. Мой вопрос оставлен без внимания: «Россия – самая богатая страна, почему же с каждым днем народ нищает?».

Хайретдинов:

- Мне ничего не запомнилось. Я спрашивал, во-первых, о том, как называется политический строй в нашей стране в настоящее время, есть ли программа дальнейшего обустройства нашей жизни; во-вторых, с увеличением цен на бензин дорожают продукты, лекарства, ЖК-услуги и многое другое. Нас, пенсионеров, оставили на грани выживания. Пенсия увеличилась на 0,38 процента, а цены растут в разы. На пенсию стало невозможно содержать автомобили, и многие пожилые люди поэтому побросали свои садовые участки. Как прикажите жить в таких условиях?

Александр Сергеевич, новый город:

- Запомнилось то, что он не хочет видеть своих потомков "мажорами" и "мажорчиками"! В отличие от мно-о-о-о-о-гих...

Ольга Степановна:

- «Прямая линия» еще раз показала, что в стране нет порядка. Все отдано на откуп частному капиталу. Верхушка власти коррумпирована. Да президент и сам это подтвердил, сказал, что надо разобраться, куда уходят выделяемые целевые деньги.

Виктор Федорович:

- Второй год подряд Путин получает более двух миллионов вопросов, и ни на один вопрос по ЖКХ, где полное безобразие, ответа нет. ЖКХ – яма, до которой никому нет дела.

Владимир Алексеевич:

- Как и ранее, президент решает проблемы конкретных лиц и дает поручения чиновникам и надзорным органам, дает понять руководителям на местах, чтобы они брали пример с него и не ждали ценных указаний сверху. Ведь если это возможно, надо решать проблемы на месте, но этого нет, к сожалению.

Певцов:

- Запомнился свежий анекдот, появившийся сразу после «прямой линии»: «Пенсионерке Марии Ивановне, которой не удалось дозвониться до Путина, губернатор на радостях подарил двухкомнатную квартиру».

Виктор Григорьевич:

- Запомнилось, что после его выступления по социальным вопросам зашевелились чиновники местной власти, здравоохранения, финансовых и надзорных органов. В ответах Путина слабо отражена борьба с коррупцией. Пять лет идет беспредел с ОДН, жульничество, крышевание и откаты, иски в судах - вся система жилищного законодательства выстроена так, что бороться с беззаконием в сфере ЖКХ невозможно. Что об этом мы услышали? Так же, как и до местных чиновников, не достучаться. Я вижу только один выход из этой ситуации – передать ЖКХ государству. Жаль, наверху никто выхода не ищет. 

Вероника Николаевна:

- Крик народа ошеломил. Однако не сказано было ни слова о пересмотре налоговой системы, чтобы хоть чуть-чуть сократить огромную пропасть между богатыми и бедными. И об этом, и о беспределе в ЖКХ, и о нуждах стариков сказано ничего не было. Зато была процитирована песня Верки Сердючки: «Все будет хорошо!».

Записали Елена ЗЫКИНА и Лидия ПЕХТЕРЕВА.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение