Виды на коммунизм из окон «Карлинской рощи»

Написать автору

Впусти меня на территорию еще в начале этого года заповедных 53 гектаров обкомовских дач младший сержант милиции, в общем-то, безболезненно, - правда, после предъявления редакционного удостоверения. Мы еще минуты три поболтали о сложностях осуществления пропускного режима, о его 200-рублевой зарплате, о двух овчарках, которые забеспокоились, увидев меня, об их хозяевах-кинологах, которые дежурят по ночам…

Не отошла я и двух шагов, как младший сержант скрылся в своей будке – все-таки следовало сообщить начальству о постороннем.

Конечно, у пожилого человека, прожившего жизнь в среднестатистическом советском «комфорте», этот дом отдыха вызывает – нет, не шок, а скорее – испуг. Так робкий провинциал, устав от ходьбы по Эрмитажу и увидев банкетку, долго не осмеливается присесть на нее, будучи уверенным, что это – музейный экспонат.

Господи, до чего же надо довести нас, думалось мне, чтобы пожилые люди, встречавшиеся на аллейках дома отдыха ветеранов войны и труда, гуляли не как свободные, отдыхающие пенсионеры, а как школьники, чувствующие на себе суровый учительский взгляд.

Прекрасное бабье лето, чудный воздух, высокие сосны, 29 дач, выстроившихся по непонятному мне, но – ранжиру, - и все же не покидает чувство, что вот выйдет из-за поворота Некто, и ты будешь униженно доказывать, что ничего не трогал, не ломал и вообще – сейчас уйдешь…

Четверо пожилых людей, с которыми я повстречалась на центральной аллее, были добры и сердечны. Я с благодарностью приняла приглашение зайти к ним в гости. «В бывшую скочиловскую дачу, - улыбаясь, заметили они. – Между прочим, все осталось, как было».

Что ж, дача неплоха – даже получше иных частных прибалтийских: чешская сантехника (извините, даже биде имеется), чешский кафель, кухня с газовой плитой, центральное отопление, городской телефон, цветные телевизоры, полы, затянутые приятных расцветок паласами, стенки, кабинеты, спальни, арабский гарнитур с инкрустацией в одном из залов, - всего что-то около 200 квадратных метров площади.

Ну так вот, сижу я в гостях на стуле арабского гарнитура (ох, красив!): чисто, тепло, уютно. Знакомимся: Давыдовы, муж и жена. Григорий Сергеевич – ветеран партии и войны, пенсия 200 рублей; Римма Александровна – бывший медработник, пенсия 70 рублей.

Надежда Михайловна Старшинова – работала в органах соцобеспечения; партийный стаж 48 лет, пенсия – 72 рубля.

Тамара Ивановна Демидова – бывший бухгалтер, 14 лет на пенсии, ветеран войны, член партии с 1943 года, пенсия 82 рубля.

Мария Александровна Матвеева (работала старшим товароведом, 9 лет на пенсии, получает 107 рублей, член партии с 1967 года) – одна из двух одиноких пожилых людей, отдыхающих в этот, седьмой, заезд.

- А много ли вообще отдохнуло одиноких стариков с июня (5 июня был первый заезд – авт.)? – спрашиваю я директора дома отдыха Р.А. Шаварину.

- В первый заезд – 25 человек – вообще были все одинокие. Одного старичка, 89 лет, мы сами оставили на второй срок. Он постоянно голодный был, когда приехал – по две порции каждого блюда съедал, а уезжал – аж порозовел, цыганочку сплясал на прощанье.

Вряд ли, однако, спляшут такую же цыганочку те 10 тысяч ульяновцев с пенсионными доходами от 31 до 69 рублей. Ведь в доме отдыха хотя и побывали почти 70 одиноких стариков, с пенсией ниже 70 рублей все же не было никого.

- Понимаете, очень трудно одинокого человека вытянуть из дома. Вот забьется он в свою квартиру и 20 лет выходит только в магазин, стронуться с места для него – проблема, - объяснил зам.начальника облсобеса В.В. Грибков.

Получить путевку в этот дом отдыха, оказывается, достаточно просто: надо знать о нем и хотеть отдохнуть, сохранив за эти 12 дней пенсию. Пишешь заявление в райсобес – и нет проблем. Путевку полностью оплачивает облсобес.

Мне показалось  только, что для одиноких малообеспеченных все-таки есть некоторые проблемы: во-первых, отсутствие информации (при пенсии в 50 рублей вряд ли кто выписывает местные газеты); во-вторых, отсутствие социальных связей; в-третьих, невероятная робость и застенчивость заброшенных стариков… А если, к тому же, он не ветеран партии, или труда, или войны?... Так что крупно повезло 90-летнему старику, наевшемуся первый раз в жизни до того, что плясать захотелось…

Кстати, меню здесь отменное: есть и дефицитнейшая сгущенка, и натуральные отбивные, и тефтели, и супы, и кофе, и пирожные, и молочные продукты; к примеру, только обед – из семи блюд, а всего на 2 рубля 50 копеек в день. В принципе, не так удивительно, если учесть, что это – филиал столовой облисполкома.

Заботливое отношение здесь и к здоровью стариков – в медпункте есть различные дефицитные лекарства, а снабжается медпункт от аптеки областной больницы №2 по ул.Карюкина.

Обслуживающий персонал невелик – 6 социальных работников, культорганизатор (он же библиотекарь при 230 книгах), 2 медработника, 3 повара, 2 официантки, 2 посудомойщицы. Есть еще котельная, которая работает на природном газе – отсюда отапливается 5 дач (в них и живут отдыхающие; остальные, летние, пустуют), подается газ, горячая вода…

Обо всем этом мы беседовали с В.В. Грибковым, стоя на балконе (террасе?) двухэтажного дома. Бывшая скочиловская и колбинская дача казалась бледной тенью по сравнению с этой, бывшей правительственной, рассчитанной на три номера. Кстати, последним правителем, переночевавшим здесь одну ночь в памятном нам всем декабре 1985 года, когда Г.В. Колбин уезжал в Казахстан, был лучший друг советского сельского хозяйства Е.К. Лигачев.

Выше второго этажа покачивались верхушки голубых елей, за спиной, в каминном зале, грозно скалилось чучело, кажется, волка, убитого собственноручно Г.В. Колбиным; на первом этаже пылился в свете цветных оконных витражей и огромных зеркал импортный бильярдный стол, и все это, предназначенное теперь для пенсионеров, было по-прежнему обнесено глухим забором с колючей проволокой по верху…

Из книги отзывов:

«Более 15 лет я живу на первой группе инвалидности. За это время ни один человек с моей бывшей работы (г.Новоульяновск) ни разу не был у нас, никто не поинтересовался моим здоровьем ,моей жизнью… Предоставленная возможность провести здесь 12 дней является для меня незабываемым праздником.

Пронин Валерий Степанович».

Опять же вернусь к тому, с чего начала свой рассказ – к нашей общей затюканности жизнью» к нашей «обеспеченности» жильем, к бесплатной пенсии, к вечному «спасибо» пенсионеров за предоставленные им, хотя бы и на 12 дней, нормальные человеческие условия…

Неужели же, провозгласив в 1917 году «Мир – хижинам, война - дворцам» и заселив дворцы, все-таки более «заслуженными», а большинство оставив в хижинах, мы вернулись сейчас к тому, с чего начинали?

Но всегда ведь найдется кто-то более заслуженный, чем другой, - что ж, вечная война?

Как же все-таки сделать чтобы мир был дворцам, а война – хижинам?

Что придумать, чтобы всем пенсионерам хотелось, после вкусного обеда, жить и плясать ежедневно, а не 12 дней из прожитых 89 лет?

Написать автору

Отправить сообщение