Андрей Семенов, 2 February 2017 Общество
И что-то все не так, как надо
Написать автору

Мы приближаемся к завершению серии публикаций о скандале вокруг зампредседателя областного Законодательного Собрания Алсу Балакишиевой, неожиданно оказавшейся на скамье подсудимых, поскольку завершается сам этот процесс.

Вообще судебные процессы столь подробно мы освещаем нечасто, но этот любопытен как по интриге, так и по своему ходу. В Ленинском районном суде зачитано обвинительное заключение, выступили свидетели с той и другой стороны, состоялось обозрение всех материалов дела, которое представляет из себя теперь рассыпавшийся пазл. Все это сопровождалось несанкционированными сливами материалов в сеть, квалифицированными защитой как противоправное давление на общественность, свидетелей и суд. После обозрения материалов многое прояснилось.

Балакишиеву, напомним, обвиняют в получении взятки от «представителя» фирмы «Аякс» Артура Фахрутдинова за помощь, оказанную якобы в победе в конкурсе на стройзаказ. «Передаточным звеном» послужила бухгалтер фонда партии «Единая Россия» Елена Жидова. Алсу Балакишиева  была главой этого фонда. Балакишиева не занимала никакой должности в исполнительных органах власти, не имела распорядительных полномочий и не могла ни в чем никому содействовать. Но обвинение инкриминировало ей то, что она якобы «давила на членов конкурсной комиссии», добиваясь победы «Аякса».

В одном из прошлых номеров мы писали, что это обвинение не очень трудно было проверить. Достаточно было вызвать членов комиссии в качестве свидетелей в суд и попросить их рассказать, в какой форме на них оказывалось давление. Или допросить их еще на этапе предварительного расследования, устроить очную ставку с Балакишиевой и проч. Однако ничего из этого сделано не было. Из хода судебного заседания на прошлой неделе стало понятно, почему обвинение избегало допроса членов комиссии: в качестве свидетелей в суд их пригласила сторона защиты, и в зале суда они спутали Балакишиеву с женщиной-адвокатом, участвующей в этом процессе. То есть оказалось, что Балакишиеву они не знали, и говорить о каком-то давлении на них с ее стороны, по-моему, уже как-то глупо.

Обвиняемая и ее защита заявили, что место имела  провокация против нее, которую связывают, в частности, с прошедшими в сентябре выборами депутатов Госдумы, в которых Балакишиева тоже собиралась участвовать. Лидировала на праймериз и этим мешала другому кандидату. Возбуждением уголовного дела Алсу Балакишиева с предвыборной дистанции была снята. То, что выявило обозрение материалов дела, в эту версию вполне укладывается. В суде была продемонстрирована запись разговора Елены Жидовой с Артуром Фахрутдиновым, где последний жалуется Жидовой на проблемы. Никакой речи о передаче денег Балакишиевой в беседе не идет. Заходит же речь о спонсорском взносе в фонд «ЕР». Фахрутдинов говорит, что привык работать с безналичными перечислениями, но Жидова убеждает его передать в этот раз наличкой. Судя по материалам дела, разговор состоялся 17 мая 2016 года. На следующий день, 18 мая, Фахрутдинов передает Жидовой наличные деньги. В суде Жидова заявляет, что встретиться с Фахрутдиновым ее попросила по телефону Балакишиева, но запрос оператору связи не подтвердил факт такого звонка.

Еще Елена Жидова сообщила в суде, что на то, чтобы сдать Алсу Балакишиеву, ее вдохновил Путин, и она отнесла деньги в правоохранительные органы. Этот героический поступок должен был быть оформлен протоколом, в котором Жидова должна была расписаться, но ее подписи в документе нет. Сколько денег она отнесла, тоже неясно. Поначалу фигурировала сумма в 500 тысяч рублей. Понятые сказать что-либо вразумительное по этому поводу не смогли, поскольку денег, кажется, не видели и расписались на их ксерокопиях. Впрочем, на целом ряде скопированных купюр их подписей нет. В итоге из заявленной «взятки» в 500 тысяч в сумочке Балакишиевой при обыске в ее доме в деревне Кукушки было обнаружено 347  тысяч. Уже меченых. Балакишиева считает, что в сумочку деньги подбросила в ходе реализации подставы Жидова. Это была уже раскрутка сценария «взятки». Женщины, которые потом стали понятыми, сообщили, что с ними договаривались заранее, что поедут «брать» лицо при передаче денег мужчиной.

Мужчина - Артур Фахрутдинов - при встрече с Балакишиевой, как следует из расшифровки их разговора, о которой «СК» писал в номере за среду, явно провоцировал зампредседателя ЗСО на беседу о взятке. Но Балакишиева, на тот момент еще не знавшая, что Фахрутдинов их разговор тайно записывает, даже не поняла, куда он клонит, и говорила лишь о том, что взнос в фонд «ЕР» наличными следует оформить как положено, что это обязанность бухгалтера Жидовой и что никакой уголовной составляющей тут нет. Бухгалтерия, и ничего больше, но ее вышибают с выборов и придумали эту «взятку», что Фахрутдинов должен понимать. Балакишиева настолько в этой беседе наивна, что сочувствует Фахрутдинову, который «истерит» об уголовном деле, в которое с «взяткой» влип, и его успокаивает.

Словом, ни Фахрутдинов, ни Жидова не будут, думаю, отрицать,  что стали участниками спектакля, но почему они на это согласились? Обзор судебных материалов прояснил и это: причины «падения», скорее всего, в проблемах с законом, которые оба имели. У Елены Жидовой, как сказал в суде один из свидетелей, 4 мая 2016 года дома был обыск. Производился он в рамках дела о мошенничестве с землей. Она, кроме того, при трудоустройстве в ЗСО скрыла факт, что оказывала бухгалтерские услуги предпринимателям, причем зачастую оказывала весьма своеобразно, о чем в качестве свидетелей рассказали некоторые из ее клиентов. В частности, имея пароли банков, снимала без санкции владельцев счетов денежные средства с них и до сих пор ряду предпринимателей их не вернула. В разговорах ссылалась на связи в руководстве области, входя к ним таким образом в доверие. После  разоблачения этого флера деловые отношения  с ней бизнес прекратил.

По поводу Артура Фахрутдинова директор «Аякса» Александр Минько сообщил в суде, что никакого отношения к «Аяксу» тот не имеет. В прошлом году Фахрутдинов проходил по уголовному делу о мошенничестве. И Жидова, и Фахрутдинов, иначе говоря, оказались на «крючке» у правоохранительных органов, были в связи с этим очень удобными объектами для манипуляций, и пошли на подставу Балакишиевой в обмен на свою свободу. Фахрутдинов в подобных делах уже светился, подставив несколько лет назад тогдашнего начальника Областного управления образования Владимира Миронова, которого тоже судили и фактически оправдали. И вот сейчас пара выступает главными свидетелями против Балакишиевой, на чьих показаниях и строится все это дело. Заказчики, те, кто решал такими методами свои электоральные задачи, остались в тени. В материалах дела, кстати, не оказалось диска с записью якобы Балакишиевой, в нарушение режима домашнего ареста отдыхавшей в одном из городских кафе. Запись выложена на сайтах, но судья, за неимением этого самого диска, обозреть ролик не смогла. На видео, как подозревают, женщина, загримированная под Балакишиеву, и, возможно, в парике. В сеть его выложили, видимо, с целью дополнительного воздействия на общественное мнение (сейчас через дружественные сайты это делается массированно - на них выкладываются стенограммы допросов, состоявшихся несколько месяцев назад. Делается уже с целью надавить на судью перед вынесением приговора), а поняв, что ролик слишком уж фейковый, к делу приобщать его передумали.

Судебный обзор материалов дела преподнес, вероятно, немало сюрпризов даже гособвинителю, задачей которого является осуждение обвиняемой, и он, возможно, уже не рад этой своей роли. Недоброжелатели Балакишиевой жаждут ее крови и под занавес процесса устроили в сети безжалостную травлю экс-вице-спикера, ее адвокатов, свидетелей со стороны защиты, большинства свидетелей со стороны обвинения - за то, что они не говорят о ней плохо. В общем, всех.

 

Написать автору

Отправить сообщение