Андрей Семенов, 7 November 2017 Политика
Крымская истерика: часть вторая и не последняя
Написать автору

Судя по отдельным пока действиям и намекам, президентские выборы в России в марте 2018 года будут не о жизни россиян и их благополучии, а о все том же пресловутом крымнашизме, в связи с чем эту кровоточащую рану постараются расковырять до степени, близкой к общему заражению.

С этой целью, по большому счету, на предвыборное поле выпускается и Ксения Собчак, хотя перед ней вряд ли напрямую ставится задача расковыривать раны. Задача в принципе в другом - в явке избирателей, которую выход Собчак на танцплощадку должен повысить. Большинство наблюдателей, кстати, считает, что Собчак выпускают для того, чтобы она привела на избирательные участки молодежь. У меня - версия другая. Молодежь организаторов этих выборов интересует постольку-поскольку. Да и не верят организаторы, что молодые, уже плохо представляющие обстановку вне смартфонов, решатся из них, из смартфонов, выйти и в реале тащиться на какие-то участки, брать там привыкшими к виртуальным кнопкам пальцами бумажки и ручки, ставить в бумажках крестики и бросать их в дырки больших ящиков - запутаешься же совсем!

На мой взгляд, цель организаторов - люди в возрасте, их и должна привести к урнам Ксения Собчак. Казалось бы, это невозможно, ведь пожилые Собчак не любят, но на этом, вероятно, и решили сыграть. Собчак своим поведением во время избирательной кампании доведет ненависть россиян к ней до белого каления, так что они назло ей придут и проголосуют за кого надо. И сильнейшее средство к этому - Крым. Собчак на первой же пресс-конференции после объявления о намерении выдвинуть на выборах президента свою кандидатуру поставила общепринятую точку зрения на Крым под сомнение, оговорившись, впрочем, что вопрос полуострова требует серьезного обсуждения, и подчеркнув, что это ее мнение, которое она вправе высказывать.

И вроде бы все так: вопрос спорный, и она вправе о нем говорить, если бы не обнаружившееся вдруг в очень большой части народа России иррациональное жлобство, следствием которого стало то, что эта часть возжелала Крым. Объяснить чем-либо разумным это возжелание не удастся, как ни старайся. Своя земля, под носом, испоганена, и на нее граждане Святой Руси плевать хотели. Она загажена так, что ступить негде. Зайдите в любой скверик нашего города и увидите тошнотворную картину самопальных свалок всякого дерьма. То, что за порогом квартиры или дома, для нас не наше, а «Крым - наш!». Бескрайние пространства за Уралом, вплоть до Тихого океана и Берингова пролива, пусты, там живет от силы миллионов 20-30, и через границу от них - полтора миллиарда китайцев. Миллионы квадратных километров российской земли с изумительной природой, с лесами, горами, лугами, реками (перечисление только названий на зависть: Урал, Енисей, Обь, Лена, Иртыш, Амур), ручьями и излучинами, сопками и вулканами не интересны, а Крым, который большинство никогда не видело и не увидит, - нужен позарез! Свои города, села и деревни разваливаются в прах, да и начхать! - главное - то, что «Крым - наш!». Шизофрения? Наверное.

Вот эту шизофрению Ксения Собчак вольно или невольно и будет растравливать, нагнетая заодно шовинистические страсти и взбаламучивая очередную волну антиукраинской злобы. На радость организаторов выборов и в их же надежде на электоральный энтузиазм россиян, готовых, как, видимо, думают в штабах, за пядь крымских камней и жизнь положить. Ну, а если и не жизнь, то на худой конец опустить хотя бы бюллетень в ту самую дыру большого ящика. Уже после первых телеэфиров с Ксенией Собчак мне приходилось слышать фразу: «Да ее только допусти, - и от страны ничего не останется, один Крым чего стоит!». То есть расчет авторов идеи участия Собчак в выборах попал в точку - даже с учетом негативного эффекта от самого будирования темы Крыма и собчаковских сомнений по этому поводу.

Впрочем, то, что гвоздем, пусть и слегка заржавевшим, президентской избирательной кампании будет Крым, стало понятно сразу, как только Госдума перенесла дату проведения выборов со второго воскресенья марта на третье, которое выпадает в 2018 году на 18-е число, день присоединения Крыма. Вокруг этой темы крутятся и другие близкие к власти потенциальные участники кампании, с одной стороны, сгущая краски и клевеща на Киев, который, если бы Россия не присоединила Крым, уничтожил бы в нем всех русских и был бы там второй Донбасс (притом что более чем известно, кто начал войну в Донбассе, и это был не Киев); с другой, уговаривая Запад признать Крым российским. По-разному государства, дескать, распадаются - или через войну, или через референдум. Вот, мол, и Каталония провела референдум об отделении от Испании.

Но зря наши кивают на Каталонию, где референдум был изначально жульничеством, осуществлявшимся под руководством теперь уже бывшего премьера автономии, человека с дьявольски говорящей фамилией - Пучдемон. Ведь чтобы подогнать результат к нужному, они убрали порог явки и приняли решение при 43 процентах проголосовавших. И это позорное и преступное жульничество, и, конечно, во вред народу Каталонии, сбитому демонами с толку. О том, что Конституция Испании не предусматривает вообще такого референдума, уж молчу, но подумал ли Пучдемон о тех 60 процентах каталонцев, которые не пришли голосовать и не хотят выходить  из Испании? Примазываясь с Крымом к Каталонии, наши рискуют тоже быть  обвиненными в жульничестве. В общем, в нехорошую, дурно пахнущую историю впутывается Ксения Собчак, провоцируя вместе с прочими всплеск агрессии и ксенофобии (украинофобии, в нашем случае) в российском обществе, от которых она-то укроется потом где-нибудь на французской Ривьере, но массы не укроются и будут пожинать плоды этой агрессии здесь.

Написать автору

Отправить сообщение